0
0
0
ВКонтакте
0
Поделиться
13176
Просмотры
Тынчтыкбек Чоротегин
Гость нашей рубрики - доктор исторических наук, профессор Тынчтыкбек Чоротегин. Он много лет возглавлял кыргызскую службу «Азаттык» и большую часть жизни изучает историю Кыргызстана. Он интеллектуал с обширными знаниями и активной жизненной позицией. Сегодня Чоротегин вместе с другими авторами пишет заново историю кыргызов. Представляем вашему вниманию интервью с Тынчтыкбеком Чоротегином.

ПРО ИСТОРИЮ

- Вы входите в группу, которая пишет заново историю Кыргызстана.

- Да, мы будем писать историю Кыргызстана. Считаю, что каждый народ должен писать свою историю согласно собственным этапам развития. У нас уже есть в постсоветский период попытки пересмотреть марксистские взгляды и написать историю кыргызов по-новому. Много авторов успели опубликовать работы по истории кыргызов с древнейших времен до наших дней. Есть уже несколько новых изданий по истории Кыргызстана. В общем, мы начинаем не с нуля и собираемся также обобщать весь уже написанный материал.

- Кто авторы новой истории?

- Как известно, наша группа выиграла конкурс по написанию многотомной истории Кыргызстана. Это солидные авторы - источниковеды, археологи, этнографы и т. д. Например, Кубатбек Табалдиев,

mail.google.com
  с Кубатбеком Табалдиевым

ученик новосибирского кыргызоведа Юлия Сергеевича Худякова. Кубатбек закончил аспирантуру в Новосибирске, исколесил всю Южную Сибирь и сейчас руководит несколькими археологическими группами, которые изучают археологию древности и средневековья на территории Кыргызстана. Он один из тех археологов, которые открыли на территории Кыргызстана совершенно неизвестные доселе руноподобные письмена. Он изучает эпоху археологии кочевников тюркского и дотюркского периода. Его ученики тоже стали активными археологами и недавно один из них - Ороз Солтобаев - открыл бронзовое кладбище в городе Нарын, в западной части есть местность Ала Мышык, там и находится могильник Ала Мышык, относящийся к доисторическому периоду.

Среди наших авторов также профессор Ташмамбет Кененсариев. Он специалист по истории Кокандского ханства и 19-го века в целом. Новизна его работы состояла в том, что в советской историографии историю Кокандского ханства у нас рассматривали, как историю чуждого народа и чуждого государства, которое захватило Кыргызстан. А фактически дело обстоит так: у нас, действительно, были освободительные движения против Кокандского ханства, особенно среди кыргызов-кочевников Северного Кыргызстана. Но ферганские кыргызы с самого начала создания этого ханства боролись за его суверенитет, влияние и роль. Даже последнее восстание в этом ханстве произошло не против Кокандского ханства, а за сохранение его суверенитета от царской России. Руководителем этого восстания был кыргыз - мулла Молдо Асан, у нас в истории он известен как Пулат-хан. Так вот, Ташмамбет Кененсариев в своей докторской диссертации, которую он защитил в 1998 году, на примере нашей историографии доказывает, что Кокандское ханство — это часть кыргызской государственности.

Еще один автор — Акылбек Кылычев — окончил институт востоковедения, там же аспирантуру и защитился по персидским источникам. Таласбек Машрапов тоже защитился там же по персидским источникам. К работе будет подключен и Юлий Сергеевич Худяков — выдающийся русский востоковед, историк, археолог, который еще в 80-е годы написал, что история Енисейского кыргызского каганата есть часть общей кыргызской истории, и вторил Бартольду, который писал, что 9-й век — век появления кыргызского великодержавия, и был раскритикован за это Советами, как буржуазный ученый. Так вот, Худяков вслед за Бартольдом подчеркнул значение этого этапа истории и сказал, что то был звездный час истории кыргызов. Еще один из авторов - Бутанаев Виктор Яковлевич. Он хакас по происхождению, профессор Хакасского государственного университета. Ещё в 70-80-е годы в своих работах Бутанаев терпеливо доказывал, что в этнографии хакасов есть очень много следов истории Енисейского кыргызского каганата и что хакасы и кыргызы имеют общие исторические корни.

- А разве с этим кто-то спорит?

K.Mambetalieva-75_19.5.12_tribuna_TCh,ChC  - В «Истории Кыргызской ССР», которая была издана АН КССР в 1984 году, краеугольным камнем была заложена идея о том, что енисейские кыргызы не относятся к тянь-шаньским кыргызам. Якобы этнос кыргызов сперва был перенесен на конгломерат племен на Алтае, а уже из Алтая народ, чуждый енисейским кыргызам, переселился в 16-м веке на территорию Кыргызстана. Такова была официальная точка зрения.

- Какой был в этом смысл?

- Видимо, этой фальсификацией боролись против маоистских фальсификаций. Маоистские китайские историки в 60-70-е годы пытались доказывать, что кыргызы издревле были частью Китая, его колонией и боролись за единый Китай.

- А так было?

- Так не было, конечно. Кыргызы всегда были независимы от Китая, но были времена, когда кыргызы имели дипломатические отношения с Китаем. Те кыргызы, которые волею судьбы оказались на территории Восточного Туркестана с 1758 года, конечно, оказались в орбите китайских влияний, но даже и те кыргызы иногда были независимы от Китая. В 1944-49 годах на территории Восточного Туркестана появилось такое новое государство, как Восточно-Туркестанская демократическая республика. Военным министром этого государства был кыргызский генерал Исак Монуев. Но никогда китайцы не захватывали современную территорию Кыргызстана. Были только эпизодические завоевания некоторых территорий. В 19-м веке было сражение между китайскими войсками и кыргызами, которых возглавлял Атантай Тайлак баатыр. Кыргызы тогда смогли победить китайских захватчиков. А в древности существовало Даваньское государство, тогда китайцы времен Ханьской династии хотели завоевать Ферганскую долину, но не смогли удержать эти территории. В 751 году в сражении у Таласа столкнулись арабы и китайцы. Местные тюркские этносы, между которыми ранее было разделение - некоторые поддерживали Китай, другие, наоборот, арабов - в этом сражении все поддержали арабов. Никогда после этого китайские войска не достигали Таласа. Это был первый и последний случай. Тем не менее, в китайской историографии эпохи Мао Цзедуна всегда писалось, что вся территория вплоть до Каспийского моря принадлежала когда-то Китаю, и что Китай должен объединить эти исторические территории.

- В Китае также и Чингис-хана окитаизировали.

 T.Egemberdiev_TCh_21.3.12_BeshbarmakFest
Т. Эгембердиев основатель компании "Шоро"

- Да, Чингис-хана китайцы тоже сделали частью своей истории. Во внутренней Монголии есть памятники Чингис-хану. Монголы считают, что Чингис-хан там похоронен. Но фактически это миф. Просто монголам импонирует, что они имеют памятник своего великого предка. Место захоронения Чингис-хана неизвестно. А у китайцев идеология такова, что Чингис-хан является одним из полководцев и владетелей Китая.Что касается кыргызской истории, то в советское время очень настороженно относились ко всему, что связано с Китаем. Но сейчас мы открыто должны признать, что у нас, начиная с древности, есть очень много культурных связей. Хотя в эпосе «Манас» у нас всегда китайцы — враги, всегда кыргызы воюют против китайцев, но одновременно в этом же эпосе есть очень характерные эпизоды, когда кыргызы и китайцы жили нормально. Алманбет — этнический китаец, который стал кыргызом. Он родился в Китае, потом стал сподвижником Манаса. Правда, в последних вариантах эпоса появились такие интерпретации, что Алманбет стал сподвижником Манаса благодаря тому, что Манас был мусульманином. Но фактически прототип Алманбета надо искать, исходя не из мусульманских этапов истории кыргызов. Кыргызы приобщились к мусульманству только в 10-15 веках.

- Почему тогда в последних же вариантах эпоса Манаса стали показывать, как мусульманина?

- Причиной тому явилось то, что в 18-м веке в борьбе кыргызов против калмыков самой главной объединяющей идеей, во-первых, была идея кыргызов как нации, как этноса. А во-вторых, мы отличались от калмыков религией, то есть мусульманством. Поэтому и возникли мусульманские версии.Но в реальности в истории кыргызов есть много моментов, когда мы пересекались с китайцами еще не будучи мусульманами. Китайский генерал Ли Лин был перебежчиком на сторону Хуннской империи и хуннский государь отправил его на тогда им подвластные земли кыргызов. Ли Лин стал править кыргызской землей от имени хуннского шаньюя. Это показывает очень интересные вещи. Во-первых, то, что кыргызы жили компактно, во-вторых, что они имели какой-то автономный статус. Чтобы править кыргызами, специально отправляли человека от хуннского шаньюя. Но и в эти периоды кыргызы восставали и периодически оказывались независимыми от хуннского государства. Это было зафиксировано историком Бань Гу в истории старшей династии Хань. Это первый момент, а второй момент то, что этот китаец попал в среду кыргызов, окыргизился и потомки его стали кыргызами. Это и отражено в эпосе «Манас», то есть эпизод с Алманбетом взят не с потолка, а из собственной кыргызской истории. Были такие времена, когда кыргызское государство на Енисее отправляло не только своих послов, но и представителей своей молодежи в столичные города Китая, чтобы они обучались там. В 648 году там было посольство от кыргызов, которое наряду с другими вопросами интересовалось и судьбами кыргызов, которые находились на территории Китайской империи Таньского периода. Это очень интересные моменты, которые много говорят о китайских и центрально-азиатских связях, потому что те этносы, которые обитали на территории Кыргызстана и тоже стали кыргызами, но также они частично ассимилировались среди других современных этносов ЦА. И в нашей крови не только собственно кыргызы, но и тюргеши, карлуки, чегилы и др. Чегилы — это народ, который создал первую мусульманскую династию Караханидов на территории Кыргызстана в 10-12 веке.

- Кыргызы тогда не приняли мусульманство?

- TCh_Jalal-Abad_Forum_of_KTK_02.6.12 Совершенно верно, но здесь самое важное то, что в мусульманстве были такие периоды, когда оно было очень либерально. Гораздо либеральнее, чем католическое и ортодоксальное христианство. Это был период так называемого мусульманского ренессанса, когда мусульманские миссионеры для всех кочевых тюрков, не только кыргызов, распространяли ханафитскую школу. Абу Ханифа — основатель школы мазхаба. Ханафитский мазхаб отличался тем, что они давали возможность тюркским этносам сохранять доисламские культурные слои. Поэтому у нас не было мечетей на джайлоо, и мы не столь рьяно блюдем мусульманские традиции. Да, кыргызы считали себя мусульманами. Да, кыргызы признавали калима — это признание того, что Аллах есть единственный бог, а Мухаммед - его пророк. Кыргызы делали суннеты, соблюдали некоторые мусульманские обычаи и отмечали некоторые праздники, но одновременно они ходили на мазары и верили в домусульманские тенгрианские божества. У нас до сих пор сохранились такие поверья, и это отражают даже названия населенных пунктов, например, Кочкор-ата — божество овец, Ойсул-ата — божество верблюдов, Камбар-ата — божество коней. Мы верим и в духов, в святые места, мы считаем себя мусульманами, но сохранили и доисламские верования. А ваххабитские мусульмане против этого.

- То есть мы не ортодоксальные мусульмане?

- Наоборот, мы считаем себя ортодоксальными мусульманами, а ваххабиты - это крайние течения и это малая часть мусульман. Они проживают в Саудовской Аравии. Среди суннитов большая часть - это ханафиты-либералы. В Индонезии, Малайзии, Турции, Пакистане — во всех тех странах, где большинство граждан мусульмане, это мусульмане-ханафиты. Я считаю, где больше людей верят, то эта школа и является ортодоксальной. Но мы отвлеклись от кыргызской истории. Так вот, в советское время была официальная точка зрения, что кыргызы стали мусульманами после 16 века, а фактически часть кыргызов оказалась в фарватере мусульманской культуры, начиная с Караханидского периода, то есть с 10-го века. Есть источники, допустим, источник 1120 года, написанный Шарафатдином Тахриморвази на арабском языке, где впервые упоминается о том, что когда кыргызы стали соседями мусульман, то перестали сжигать своих мертвых и перешли на обычай хоронить их в земле. Это очень важное замечание. Ведь похороны — это очень консервативная традиция, которая не может измениться в течение одного поколения. Такие изменения всегда происходят в течение смены нескольких поколений. Это написано до завоеваний Чингис-хана и говорит о том, что в предыдущем, 11-м веке, полностью произошел перелом сознания той части кыргызов, которые остались в мусульманском государстве. Это были первые группы кыргызов, которые стали мусульманами. Но это совсем не означает, что мы хотим любой ценой доказать, что все кыргызы были мусульманами. Есть группы кыргызов, так называемые калмак-кыргызы, например, которые обитают в Тарбагатае, это восточный Туркестан, теперь Синьцзян, которые до сих пор исповедуют ламаизм, то есть буддизм. Фуюйские кыргызы в Маньчжурии на севере Китая тоже никогда не были мусульманами и сохранили свои шаманистские верования. И кыргызские улусы средневековья южной Сибири тоже никогда не были мусульманами. Мы находились на периферии мусульманского мира. Мы буферная зона, поэтому сохранили и то, и другое.

- Ну, и слава Богу.

-TCh_Google_Meeting_Kitepkana_16.6.12 Да, в принципе. Это помогло сохранить нам наш секуляристский строй. Большое завоевание в советское время лично для меня — это светское государство.

- Скажите, а кто является прототипом Манаса?

- Это очень важный вопрос. Недавно опубликовал статью о том, как наши контактеры доказывают, что общаются с духом Манаса и утверждают, что он родился в 670 году от рождества Христова. И родился именно в августе. Почему же не согласовали с этим духом дату - 31 августа? Но если без шуток, то мы должны исходить только из фактов. Историки полагают, что Манас — это собирательный образ всех прототипов, которые могли быть частью образа Манаса. Среди них есть и Барсбек, и тот предводитель, который боролся за кыргызскую государственность во время Хуннской державы, и Мухаммед Кыргыз, который в конце 15 — начале 16 века жил здесь в Прииссыккулье. Очень много было в истории кыргызов людей, которые могли бы своей жизнью претендовать на роль Манаса. Но нельзя без источников, без фактов говорить, что Манас родился в каком-то определенном веке, не говоря уже о годе. Манас — это собирательный образ многовековой истории кыргызов. Те, кто пытаются доказать, что Манас уже в 7-8 веке или в середине 9-го века родился — просто выдвигают гипотезы, не подтвержденные ни фактическими материалами, ни серьезными источниками. Знаете, иногда несведущие люди просто путают историю и считают кыргызскими каганами тех, кто как раз-таки против кыргызов боролся. Допустим, есть енисейская литература, которая отражена в орхонских руноподобных надписях, где очень подробно говорилось об истории второго восточного Тюркского каганата и о том, как они боролись против исторических соседей. Среди них одним из важных и сильных врагов считается Барсбек-каган кыргызов, а Кюльтегин, Тоньюкук и другие боролись против Барсбека. Но некоторые наши кыргызские писатели не читают эти источники, зато пишут, что Кюльтегин, его родной старший брат Бильге-каган и Тоньюкук являются кыргызами. Наоборот, они боролись против кыргызского каганата. Здесь нужно исходить из фактов, а фактов, которые доказывают древность нашей истории, достаточно, и не надо приукрашивать ее за счет истории других этносов.

- Как будет организована работа по написанию всеобщей истории кыргызов?

- KTK_28.i.12_TCh_team Сейчас идёт, хотя и медленными темпами, процесс подготовки. У нас будет научно-популярное издание. Но это не означает, что научность у нас будет на втором плане. Научность прежде всего, но история будет написана доступно и предназначена для широкой аудитории. Надо было найти какие-то отправные точки нашей работы. Поэтому я предложил авторскому составу согласиться с общим меморандумом и поставить свои подписи под несколькими главными идеями, как: мы отказываемся от формационной теории марксизма, от всех фальсификаций советской историографии и этнологии, от той генеалогии, что Бог создал Адама, а из ребра Адама Еву и так далее, что кыргызы — потомки Ноя-Ноха. Эти генеалогические предания во многих мусульманских государствах авторитетны, и там им невозможно противоречить с помощью таких точек зрения, как, например, дарвиновская теория. А мы все-таки живем в светском государстве, у нас больше возможностей писать свою историю на основе всемирных открытий истории человечества. Мы часть всеобщей истории, часть региональной истории, часть евроазиатской истории и исходим из этого. Мы должны не только созерцать, но и обобщать для себя историю региона, материка, мира и найти собственную историю на основе фактов. Все эти моменты мы должны были заранее обговорить.Что касается советского периода, то мы не будет следовать советской истории, согласно пятилеткам, как это было раньше. Мы также будем по-новому говорить об истории Кокандской автономии, об истории многопартийности Кыргызстана, до того, как здесь эсеров и левых эсеров выгнали, а потом репрессировали. У нас ведь были и сторонники партии «Алаш-ордо», обо всём этом надо открыто сказать. Как и насчет басмачества. В советский период басмачество представлялось только в черном цвете, а теперь мы владеем фактами о том, что в басмачестве принимали участие представители российской либеральной демократии и местные либерал-демократы. О репрессиях мы многое раньше не знали. Мне, например, и в голову не приходило, что поэт-импровизатор Осмонкул Болобалаев сидел в тюрьме, но я знал кое-что насчёт Аалы Токомбаева. У нас открылись глаза насчет нашей политической элиты только после того, как мы открыли и создали Ата-Бейит. До этого у нас на руках не было фактов. То есть по многим пунктам советская история должна быть написана по-новому. Вот, например, ещё история про 28 панфиловцев — героев на шоссе Дубосеково. Сейчас уже появились противоречивые материалы. Например, такой, что просто один журналист собрал истории про 28 солдат, которые в реальности воевали не в рамках одного взвода, а в рамках целого эшелона. А он фактически фальсифицировал это историю, хотя в ней действовали реально существовавшие люди. Мы должны писать об этом, но это не значит, что Дуйшенкул Шопоков и остальные не были героями. Но мы должны определить их истинные истории и настоящие подвиги. Насчёт военнопленных сейчас стали известны интересные факты. В 1943 году в нацистской Германии Сатар Алманбетов, псевдоним Беталма, переопубликовал отрывок эпоса «Манас» в количестве 2000 копий. Это явление никогда бы не появилось в советской историографии, а теперь мы должны об этом написать. Он хотел поднять патриотизм тех кыргызов, которые боролись против красной чумы. То есть коричневая чума тоже собирала свой легион. Два тоталитарных государства боролись друг с другом, а мы в основном смотрели на свою историю сквозь призму одного из них. Теперь напишем и о другой части.

- Не могу не коснуться 1916 года...

TCh_Shamshy-jailoo_23.6.12_top
 На джайлоо

- Сейчас очень много призывов объявить это событие геноцидом. Мы не популисты и должны исходить из фактов. Мы не хотим, чтобы наш учебник стал оружием только сверхнационалистической части, но и не должны закрывать глаза на то, что были погромы, особенно в Прииссыккулье и некоторых частях Чуйской долины. Было очень много убитых, но это не означает, что это был геноцид против целой нации. Да, исходя из фактов, были русские генералы, которые призывали выгнать всех кыргызов с насиженных мест в горы. Но не надо забывать, что были и русские либералы, которые боролись против этого. Собственно благодаря им и сохранились эти факты.

- Мне бабушка рассказывала, как они бежали в Китай в 1916 году, потом вернулись и благодаря советской власти спаслись.

- В частном случае так может показаться из-за череды индивидуальных жизненных событий. Советская точка зрения тоже утверждала, что именно большевики спасли кыргызов. Раньше все, что было связано с досоветским периодом, мазалось черной краской. Но есть факты о том, что ещё в период Временного правительства в русском парламенте пытались помогать кыргызам. Этот процесс начался задолго до Октябрьской революции. Русские либералы действовали и при царизме. Бройдо очень детально и документировано рассказывал об этом в своих книгах. Эти источники впервые были опубликованы русскими демократами. Я не считаю, что кыргызы сохранились благодаря только советской власти. Да, идея многонационального государства — большевистская идея — очень помогла нам, но это не означает, что мы сохранились только благодаря большевикам. Были люди, которые боролись за суверенитет кыргызов и до большевиков как в самой России, так и на местах. Идеи Кокандской автономии, идеи Какалаш — Ордо, всегда имели два этапа: первый — достичь автономного статуса, второй — достичь суверенитета. О них мы тоже должны написать по-новому.

- Кыргызы в 1916 году были спровоцированы призывом на фронт?

- TCh_KTK_Bishkek_13.4.12_team Это был повод. Для кыргызов это была чужая война, у них не было идеи, что русский царь их бог и отец. Кыргызы были окраиной России, но жили своей жизнью, своими мечтами, у них не было понятия, что они должны бороться за жизнь чужого царя. Он был фактически никто для них. Представьте себе, только в 1898 год произошло Андижанское восстание и еще не прожито одно поколение, как вспыхивает другое восстание 1916 года. Всего полжизни одного поколения. То есть идеи независимости от России витали в воздухе.

- Расскажите про Андижанское восстание.

- Андижанское восстание произошло в мае 1898 года под руководством Мадали — ишана. Их восстание было разгромлено в зародыше, но выступления произошли в нескольких местах. Как писал покойный Анварбек Хасанов, этнический казах и выдающийся кыргызский ученый, большинство повстанцев были кыргызами, и они боролись за суверенитет этой территории от России, но потом многие были казнены и высланы в Сибирь. Среди них наш поэт-демократ Токтогул Сатылганов. Его обвинили в том, что он принимал участие в этом восстании. Физически он не принимал участия, но был идеологом восстания, в котором участвовали ферганские, ошские, карасуйские, чаткальские и даже кетментюбинские кыргызы, то есть несколько очагов сопротивления было. Об этом много писалось в дореволюционной литературе, но в послереволюционное время, особенно в 50-е годы, историю Андижанского восстания начали переписывать, пытались доказать, что раз это восстание было возглавлено муллой, то значит, это реакционное восстание и профеодальное движение. Анварбек Хасанов был одним из тех ученых, которые доказывали, что это восстание было прогрессивным явлением. Кстати, касаясь истории 1916 года, мы должны упомянуть такие имена, как покойный Кушпек Усенбаев, его ученики Жакыпбеков, Токтобеков, Омурбеков. Все они еще в советское время доказывали, что это было национально-освободительное восстание. Кушпек Усенбаев был раскритикован ЦК Компарптии в 1993 году за еще не вышедшую книгу. Книга в виде рукописи находилась ещё в издательстве. За эту рукопись его назвали националистом.

- Его преследовали?

TCh_Petroglif_Taryh-muzeyi_29.6.12
Исторический музей

- Да, конечно. Он должен был стать членом-корреспондентом. Вместо него членкорром стал Владимир Плоских. Усенбаева чуть не исключили из партии, он много испытаний перенёс и чуть не погиб тогда. Его очень многие скрытно поддерживали, и только поэтому он не потерял работу в Академии наук. Но у него были очень трудные времена в 1983-84 годах. Умер он в 1990 году.

О ЛИЧНОМ

- Вы — историк по призванию и образованию, как вы стали журналистом?

- Знаете, я с 7-го класса писал для себя сатирические и юмористические рассказы. Начиная с 8-го класса уже публиковался в стенгазетах и местных изданиях. Я учился в сельской школе Он-Арча. Раньше школа называлась «Коммунизм». Мы тогда шутили, что мы до коммунизма добираемся один час, а другие 20 лет.9-10 классы я учился в городе Нарын в школе им. Токтогула. Там еще больше писал и публиковался. У меня с детства были намерения стать и писателем-журналистом, и историком. Но у меня русский и сейчас с нарынским диалектом, поэтому в Литературный институт я тогда не пошел, хотя пишу я грамотно. Зрительно это совершенно иное, но при разговорной речи я так и остался представителем кыргызского диалекта в русском языке. В общем, выбрал исторический факультет. Закончил его в 1981 году. Научными руководителями у меня были Искенова Ксения-эжеке и Анварбек Хасанов. В начале 5 курса стало ясно, что Хасанов не сможет предложить мне аспирантуру. Но я был на виду на историческом факультете, и ко мне как-то подошел Медиль Бегималиевич Джамгерчинов с предложением работать на его кафкдре. С одним условием, что я полностью переключусь на средние века.

И даже мою почти готовую дипломную работу по истории Андижанского восстания 1898 года я должен был оставить и начать с нуля другую тему по средним векам. Я согласился. Для сельского парнишки остаться на кафедре главного вуза страны - это было лестное предложение. На истфаке я проработал два года. Потом поехал в Ташкент в Институт востоковедения. Изучал два года арабский язык и арабские источники, потом три года аспирантуры. В целом, 5 лет я жил в Ташкенте.

- Вы владеете арбским языком?

-Ali_Emiri_beyiti_T.Chorotegin_22.i.2012 Средневековым арабским. На его основе я изучал соответствующие арабские источники по истории тюрков Центральной и Внутренней Азии. Я защитил докторскую диссертацию по Махмуду Кашгари. Это ученый-энциклопедист 11-го века. Но и в студенчестве я продолжал писать свои рассказы. Уже на русском языке. Публиковался в «Комсомольце Киргизии», в «Советской Киргизии». Это были разные материалы, теперь уже не только юмористические. И публицистические статьи, и репортажи. Например, про Гурракча — первого монгольского космонавта. Я нашел его землячку среди монголов, которые обучались в Бишкеке, и написал на русском языке статью об этом. Тогда я жил в общежитии и активно посещал литературный кружок «Тоо жылдызы», а мои юмористические рассказы на кыргызском языке публиковались в альманахе на кыргызском языке.

- Почему только на кыргызском?

- Попытки написать юмористические рассказы на русском языке так и не увенчались успехом. Что касается диссертаций, статей по специальности, то они имеют другой состав лексикона, так что писать на русском научные статьи я могу, но для литературных произведений я не готов. Для меня был интересный перелом с русским языком, когда я стал различать ошибки русских сокурсников в тексте.

- А как вы стали работать в «Азаттык»?

Меня знали в Кыргызстане и как историка, и как публициста. В 1990 году я был одним из организаторов Демократического Движения Кыргызстан. Написал проект устава этого движения в мае 1990 года. В октябре был одним из участников политической голодовки против режима Абсамата Масалиева. Потом мне с ним пришлось встречаться много раз и как-то я сказал: «Всё-таки мы благодарны вам за то, что вы были либералом и чистым человеком». Если бы вместо него пришёл диктатор, то растоптал бы нас.

- То есть вы изменили свое мнение о нем?

- Нет, я не изменил. Просто выказал своё уважение за то, что хотя он был консерватором-коммунистом, но при этом еще оказался и либералом.  Не давил нас. В том же 90-м году в начале февраля мы принимали участие в несанкционированной демонстрации против властей, и тогда нам дали альтернативу - вместо митингов проводить дискуссии и встречи с руководством компартии. Масалиев пошел на это, он пришёл на эту встречу, и мы дискутировали. Это был один из переломных моментов. Может быть, и мы тоже как-то повлияли на него. Он был хорошим человеком, но все-таки тогда мы боролись против того, чтобы он стал президентом.

- Ну, вы и добились своей цели. Пришел Акаев.

TT,AnarT,I.Togan,Irene-Mohiri_6oct2010_UNESCO_TT
  Анар, И.Тоган, Ирен-Мохир

- Для того времени Акаев был хорошим вариантом. Айтматов тогда отказался. И сейчас думаю, хорошо, что отказался.

- Это политика, а как же карьера историка?

- Все тогда были крайне политизированы, но историю я не оставлял. 3 июня 1989 года была создана Ассоциация молодых историков Кыргызстана. Я был одним из руководителей. Мы успели даже опубликовать новую программу по истории Кыргызстана, она была утверждена в Министерстве образования и опубликована в прессе. Для нас это был прорыв. Тогда мы уже отметали все ошибочные точки зрения официальной историографии. Тем не менее, и политическая деятельность кипела. Надо сказать, что в тот период все интеллектуалы очень активизировались. Но у нас в мыслях не было, что благодаря этой волне мы должны стать министрами и управленцами. После выборов мы вернулись в свои круги, к своей обычной жизни. Я продолжал заведовать кафедрой на историческом факультете. В 1991 году, когда я участвовал в конференции тюркских месхетинцев в Алмате, впервые в моей жизни у меня взяли интервью. Прямо из Мюнхена ко мне позвонил директор кыргызской службы «Азаттык» Аким Узген. Кстати, некоторые полагают, что мы часть русской редакции радио «Свобода». Это не так. Кыргызская редакция существовала и существует с 18 марта 1953 года параллельно с программами на других языках. Почему я об этом вспомнил? При Бакиеве, в марте 2010 года, в русскую редакцию радио «Свобода» на имя директора пришло письмо за подписью Оксаны Малеваной с просьбой уволить меня с должности. Это письмо директор прочел на заседании всех директоров и торжественно передал его мне. Авторы письма и не догадывались, что такие письма, наоборот, способствовали карьере и улучшали жизнь того, против кого они писались.Но вернёмся к началу моей работы в «Азаттык». Тогда первым стрингером (внештатным корреспондентом) «Азаттык» у нас был тюрколог Кадыралы Конкубаев. Вместе с этим ученым я как-то оказался в Алмате на конференции. Мы хорошо общались, обсуждали разные вопросы. Через несколько месяцев, в конце марта, Кадыралы на 8 месяцев был приглашен в Турцию составлять многоязычный сравнительный словарь тюркских языков. Из каждой языковой среды приглашали одного ученого, Кадыралы представлял кыргызский язык. Поскольку он уезжал, вместо него стали искать другого корреспондента. Говорят, были разные предложения, но Кадыралы предложил мою кандидатуру, а Аким Узген её одобрил. Он позвонил мне и предложил работу. В конце апреля он приехал в Бишкек и сделал уже официальное предложение. Я согласился. Тогда еще был советский период, Узген предупредил меня о возможных опасностях. Я ответил, что я и так уже член ДДК, участвовал в самых разных акциях и не боюсь. С апреля 1991 года я работал корреспондентом. После развала СССР у нас открылось бюро радио «Свобода» и я стал первым руководителем этого бюро. Все местные корреспонденты передавали материалы из моей квартиры. У меня не было постоянного жилья, я кочевал, и наше бюро тоже кочевало вместе со мной. К тому же, в то время Кыргызстан не имел допуска во внешний мир. Мы заказывали переговоры через Алматы. Более-менее нормальным временем для передачи новостей был период с трех до пяти часов ночи. Иногда получалось передать, иногда нет, так и работали. Но, к счастью, Кыргызстан в начальные годы Акаева был либеральным, и уже в 1992 году Кыргызская Республика решила передавать все новости радио «Азатттык» на местных волнах. С того времени это единственная центральноазиатская республика, где живет и здравствует «Азаттык». Только в определенные моменты - за один месяц до первой революции и за один месяц до второй - прекращалось вещание.

- А потом вы переехали в Прагу?

TCh_Marmara_Istanbul_12.5.12
Мармара Стамбул

- В 1995 году я в первый и в последний раз в жизни замахнулся на политическую карьеру - стал одним из кандидатов в депутаты. Попытался и не прошёл. Но на несколько месяцев мне тогда пришлось прекратить свою корреспондентскую деятельность. Потом я поехал в Турцию, где мы с Кыязом Молдокасымовым три месяца писали кыргызскую часть общетюркской истории. Когда я вернулся, то работал внештатным корреспондентом «Азаттык». Позже стал руководителем бишкекского бюро «Азаттык». А в 1997 году был объявлен конкурс на продюсера кыргызской редакции всемирной службы ВВС, я в нем участвовал и вскоре получил известие, что принят. Так я стал свидетелем и тренером пилотного проекта кыргызской редакции ВВС. С 1998 по 2000-й год я проработал продюсером кыргызской службы ВВС в Лондоне. За это время профессор Карлсон, директор кыргызской, казахской и узбекской редакций «Азаттык», несколько раз обращался ко мне с предложением переехать в Прагу и работать в кыргызской редакции «Азаттык». Я дал согласие и в июле 2000 года переехал из Лондона в Прагу. Работал там фактически 11 лет, а с 1 января 2003 года, когда профессор Карлсон ушел на пенсию, стал директором кыргызской службы и работал там до 1 октября 2010 года. Я руководил редакцией во время двух революций и во время ошских событий.

- «Азаттык» и АКИpress большую роль сыграли во время этих революций.

- Да, мы очень благодарны АКИpress за оперативность и достоверность. Чтобы информация была достоверной, уходит много времени, приходится сверяться с другими источниками. А АКИpress и оперативно, и точно давал информацию.

- Почему вы вернулись сюда?

- Директором кыргызской службы после меня стала Венера Джуматаева, моя ученица. Я очень рад, что именно она продолжила работу. Мне предложили неофициальную должность — заместитель директора, и я руководил мультимедийными проектами - ТВ, Bнтернет и так далее. «Азаттык» сейчас отличается именно мультимедийными проектами. Меня очень много раз приглашали работать в Кыргызстан, и чемоданное настроение у меня было уже давно. TChorotegin_Great-Chinese-Wall_25.7.09 Вдруг я подумал, что если я ещё 10 лет буду там, то буду, конечно, получать хорошую пенсию, но потеряю то, что я собирал всю жизнь, как историк. Жена поддержала моё решение, и я написал заявление о добровольном увольнении. Я вернулся. Вместо бывшей Ассоциации молодых историков мы организовали Общество историков Кыргызстана, и сейчас я опять в своей тарелке.

- Сколько у вас детей?

- Двое. Сын и дочь. Сын Алмаз учился в Манчестере, потом в Лондонской экономической школе, сейчас работает здесь в одном из проектов ЮСАИД, Дочь Бегимай завершила учебу в магистратуре. Сейчас стажируется в Вене.

- У вас счастливая судьба — обе ваши мечты — быть журналистом и быть историком — сбылись.

- Одна мечта ещё не сбылась. Я хочу стать туристом-космонавтом. Через лет 20 космолеты будут ходить туда-сюда, как автобусы. И цена билета будет, если не как на автобус, то как на поезд от Бишкека до Москвы. Так что, думаю, что и эта мечта сбудется.

 

В. Джаманкулова, специально для AКИpress