0
0
0
ВКонтакте
0
Поделиться
14756
Просмотры
Рысбек Саяк
Рысбек Саяк, он же Ричард Хьюит живет в Кыргызстане много лет. Он необычный человек - то-ли не от мира сего, то-ли совсем наоборот. Внешне похож на голливудского актера, по речи - миссионер, интервью давал на чистейшем кыргызском языке. В общем, человек - загадка. Тем не менее, он поднимает главный, базовый вопрос - вопрос кыргызской духовности, ведь во что мы верим - туда мы и идем. Возможно, что все остальные проблемы решатся именно тогда , когда мы поймем свою суть.

- Где и когда Вы родились?

- Я родился в 1965 году в Санта-Монике, Калифорния.

- С какого года живете в Кыргызстане?

Я давно уже в Кыргызстане – аж с 1994 года.

- Почему приехали сюда?

- В первую очередь, это был духовный зов.

В смысле религиозный?

- Нет, я никогда не был сильно вовлечен в религию, но я увлечен духовными книгами. Священные писания мне нравятся, Библия и так далее. Это удивительные книги, они трогают сердце, как и любая духовная книга. Но кыргызы не должны предавать свою религию. Когда я учился в университете Санта-Барбары, прочел книгу «Улукман». Эта книга, как бы точнее сказать, она меня вдохновила. Потом я нашел на карте мира Кыргызстан. Горы Ала-Тоо и Памира тронули мое сердце. Не было какого-то особого знака. Но что-то появилось внутри меня. До сих пор считаю, что это было знамение сверху.

И Вы сразу же после прочтения книги приехали сюда?

- Нет, не сразу. Книгу я прочитал  в 1987 году. Ранее СССР был закрыт для американцев. К тому времени я успел жениться, устроился на работу в Америке.

- Что Вы почувствовали, когда впервые сюда приехали?

- Я почувствовал, что кыргызы — особый народ.

- В чем эта особость заключается?

- Кыргызы — духовно богатый народ, вы близки к природе, к создателю. У кыргызов есть некая духовная антенна с богом, и она очень большая и высокая. Но иногда эта антенна, эта связь выключена.

- А правда, что вы «Манас» рассказываете?

- Да, но, конечно, я не могу по мастерству сравниться с вашими сказителями.

- Чем вы занимались, как зарабатывали на жизнь, когда приехали сюда?

- Я по образованию, как и Чынгыз-агай (Айтматов – прим. ред.), зоотехник. Но сначала работал лектором в сельскохозяйственном институте имени Скрябина, потом в Нарыне был агрономом и работал с фермерами.

- На каком языке Вы преподавали?

- На английском. Работая в селах Нарына, я продолжал изучать кыргызскую культуру и заметил, что древние пророки схожи с кыргызскими. Тогда же, в 90-х годах, я начал писать о кыргызах.

- Вы приехали сюда по своему желанию, не в рамках каких-либо международных программ?

- Я приехал сюда сам, за мной не было никакого спонсора – ни церкви, ни мечетей, ни гуманитарных проектов и тем более ни ЦРУ, ни Моссада.

- Да, такое подозрение сразу возникает, ваш образ не укладывается в рамки обычного международного эксперта?

- Многие меня об этом спрашивают, я их понимаю. Я действительно могу выглядеть странно для обывателя. Но нет, я просто я.

- Вопрос о миссионерстве тоже напрашивается. И потом на что вы живете?

- Я сам из обеспеченной семьи, у меня были кое-какие деньги, я их инвестировал. Все было хорошо, потом стало труднее. Но в общем, живу, как все. Бог дает. Насчет миссионерства. Я общался с христианскими миссионерами в 90-х годах в Кыргызстане. Вроде бы мы читали одни и те же книги. Но они не знают ничего ценного, особенного в кыргызах. Потом за ними, на мой взгляд, стоят определенные спонсоры. Также есть зависимость: если, например, молдо получает спонсорскую поддержку откуда-то, то он уже не может со мной общаться. А с простыми кыргызами, не связанными религиозными узами, общаться намного легче.

- Ваша жена тоже приехала с Вами?

- Когда я впервые приехал в Кыргызстан, я был женат на другой женщине. К сожалению, наш брак здесь распался. Мне здесь было очень трудно. И на 9 месяцев я уехал обратно. Если честно, если бы не было того же сильного зова, я бы сюда не вернулся. Но я снова приехал в Кыргызстан, и вот тогда мои кыргызские друзья познакомили меня с женщиной из Швейцарии. До этого она работала на Алтае. Мои друзья сказали мне, что «как ты любишь кыргызов, так и она любит алтайцев». Они сказали, что мы похожи и предложили познакомиться. И я ее «ала качип кеттим».

- А кыргызки вам не понравились?

- Если бы я украл местную девушку, то кыргызские джигиты были бы на меня обижены. А вообще, трудно найти человека полностью тебе подходящего. А сейчас я счастлив.

- Ваша жена тоже получила гражданство Кыргызстана?

- Да.

- Вашей супруге нравится Кыргызстан?

- Да, ей очень нравится Кыргызстан. Сейчас у нее здесь больше друзей, чем у меня. Она переехала сюда, чтобы выйти за меня замуж. На Алтае она работала врачом.

- Сейчас она также врач в международной программе Up Lift. Она работает в больницах, роддомах и с сиротами. Наши с ней темы совершенны разные. Я увлечен кыргызчылыком, а жена — темой детей.

- В одной из своих работ вы написали, что стали непосредственным свидетелем кражи невесты. Что Вы почувствовали, когда увидели это впервые?

- Некоторые вещи для западных людей кажутся очень плохими. Но Тенир мне сказал: слушай и люби их. И я решил, что буду просто смотреть, как живут люди, не буду осуждать их. Но мне кажется, кыргызским джигитам следовало бы для начала получить согласие со стороны девушки. И только после ее согласия парень может украсть ее, пусть и в неожиданный для нее момент. Это подобно Иисусу в «Инжиле»: он приготовил место на небе для тех, кто в него верит, и в день конца света он заберет их туда.

- Сейчас Вы преподаете?

- Вот уже год как я не преподаю – университеты меня не приглашают. Некоторые люди очень яростно настроены против меня.

- Кто именно и почему?

- Я не хочу называть их имена, но скажу, что и некоторые журналисты были против меня. Может быть, из-за того, что я призываю читать великие духовные книги, относящиеся ко всем религиям, но при этом не предавать свою исконную религию. Я как-то устал от религиозных служителей. Я уверен - все священные книги одинаково значимы для людей. Чынгыз Айтматов в своих произведениях с уважением отнесся, например, к Иисусу, написал о нем в книге «Кыямат». И Библию он в своих произведениях восхвалял и с уважением к ней относился. Но в то же время он не предал своей веры. Я считаю, что благодаря этому он и стал самым великим кыргызом. В эпосе «Манас» говорится о том, что кыргызы получили священное писание, и поэтому они являются особенным народом – самыми лучшими.

4 - Вы считаете кыргызов самыми лучшими?

- К сожалению, сейчас вы сбились со своего пути, вы сейчас не самый лучший народ. Но вы готовы к этому. Все готовы, у вас все на месте. Вам нужно воссоединиться с Тенгри (Тенир). Другим народам для этого нужно будет поменять многое. А у вас все уже готово.

- А что конкретно готово?

- Абсолютно все. Ваши традиции, язык, ваши взгляды, система общества. Вам только не хватает настоящей веры в это. Вы должны читать книги с кыргызской точки зрения.

- Кто вы по национальности?

- Мои предки были родом из Шотландии.

- Кыргызы похожи на индейцев?

- Да, похожи очень. 2 года назад я пригласил одного индейца на фестиваль. Он очень понравился кыргызам. Сам индеец сказал, что вы похожи на индейцев. Но я скажу, что не все индейцы похожи на кыргызов, в основном это род Навахо.

- Чем похожи?

- И внешне похожи, и по характеру, и по мировоззрению, и, к сожалению, исторически тоже. Навахо сказали мне, что я тоже нетипичный западный человек. Я им объяснил, что много времени жил с кыргызами.

- А кем Вы считаете себя – шотландцем или кыргызом?

- Я долго об этом думал. С одной стороны, я не стопроцентный кыргыз. Кыргызчылык я не до конца понимаю. Но я могу сказать одно: я приземлился на одно из крыльев Манаса и нашел там себе место. Алманбет тоже пришел из других мест, но присоединился к кыргызам, он никогда не был стопроцентным кыргызом. Поэтому мне очень нравится история Алмамбета.

- Не тянет обратно в Америку?

- У меня есть там родители, и они уже постарели. Они не могут сами о себе позаботиться. Родителям сейчас 77 лет и 83 года. Слава богу, они прожили хорошую жизнь. И я должен поехать туда и исполнить свой сыновний долг - позаботиться о них. Надеюсь, в ближайшее время поеду. Я много раз звал своих родителей сюда, но они не согласились - не знают языка, все их друзья в Америке. Но дом в Бишкеке я не продам. И, конечно, вернусь. Сейчас тем более работы нет, университеты не всегда меня зовут к себе.

В общем, уеду, но только на время. Когда я разводился, я тоже уехал из-за семейных дел, но возвратился обратно. Одной ногой я буду здесь.

- А американское гражданство у вас есть?

- Когда я получил гражданство Кыргызстана, я хотел сдать свой американский паспорт. Начальник паспортного стола даже пошутил: «Все, теперь ты обречен здесь жить с нами». И я был согласен. У меня здесь уже было все – и жилье, и друзья. Дела шли хорошо. Когда мы обратились к кыргызскому законодательству, там было написано, что запрещается иметь двойное гражданство с Китаем, Узбекистаном и Россией. Но про Америку там ничего не было сказано. Через 4-5 месяцев один начальник позвонил мне и сказал, что «мы ничего не можем решить относительно твоего паспорта. Пускай американцы сами решат». Они отправили мой паспорт в американское посольство, там меня сильно отругали, но в конце концов просто швырнули мне мой паспорт. И сейчас у меня 2 паспорта. И я благодарен случившемуся, так как в США живут мои родители, и мне нужно с ними общаться, мне нужен этот паспорт

- Вы быстро получили гражданство Кыргызстана?

- Нет, один человек просил взятку за получение гражданства. Я не дал. Я считаю, что если кыргызы будут продолжать давать взятки, то Кыргызстан не изменится к лучшему. Поймите, ваш дух сильнее, чем все взяточники. Этот человек сказал мне, чтобы я приходил в следующем году. Мне пришлось заново собирать все необходимые бумаги для получения гражданства. В МИДе мои документы снова не приняли. Но, слава богу, помог один мой друг. Он как-то обосновал этим начальникам мою нужность. Я считаю, что Тенир сильнее, чем взяточничество. Пускай кыргызы исповедуют Тенгри, и у них откроется дорога.

- Почему Вы решили стать гражданином Кыргызстана?

- Я же здесь живу.

- С кем вы здесь общаетесь?

- В основном с кыргызами, начиная от бедных сельских жителей, заканчивая знаменитыми и богатыми людьми. Друзей у меня не так много, но на всех социальных уровнях. Один известный друг, прочитав мою книгу, похвалил ее. Позже он написал к этой книге предисловие, а люди стали обвинять его в том, что я его купил. Начинают расспрашивать, кто нас финансирует и кто за нами стоит – миссионеры, ЦРУ или Моссад?

- Вас здесь называют Рысбеком, а в кыргызском паспорте какое имя обозначено?

- К сожалению, там написано Ричард.

- Кто вас назвал Рысбеком?

- Когда я приехал в Кыргызстан, работал в сельхозинституте, меня переводчик назвал Рысбеком. В одной семье в Нарыне меня усыновили, зарезали барана, надели колпак, и дали благословение от Тенгри.

- А Вы можете барана зарезать?

- Когда я был молодой, я мог зарезать ягненка. Но я сейчас уже аксакал и не делаю этого.

- Что-то Вы на аксакала не очень похожи… Вы не очень хорошо относитесь к публичности. Почему?
- Очень много ложной информации обо мне, например, говорят, что меня выгнали из Узбекистана. И я немного опасаюсь, что если они узнают что-то обо мне или моих близких, то что-то плохое может произойти.

- А что, у вас есть враги?

- Да, к сожалению. Среди них есть и кыргызы. Хотя я не проповедую ни христианство, ни ислам. Я говорю лишь о том, что нужно возродить тенгрианство, что нужно читать труды просветителей того времени. Некоторые люди начинают говорить плохо обо мне, даже и не прочитав моих книг. Или, возможно, что они получают деньги за это, я не знаю. Честно говоря, мне нравится одна поговорка кыргызов «Таш ыргытса - аш ыргыт». Я лишь желаю этим людям добра. Пускай они будут счастливы.

- А на что Вы живете сейчас?

- Я живу эптеп-септеп! (кое-как). Два месяца назад, когда у меня не было денег, я продал свою машину. «Фольксваген 3», она очень удобна для семьи. Но жить было не на что и пришлось расстаться с машиной. Иногда даю уроки английского языка. Сейчас пишу субтитры для фильмов – Темир Бирназаров меня позвал. Хотел открыть бизнес — не получилось.

- Если не секрет, какой у вас семейный бюджет?

- Я скажу так, если у меня есть 7 или 8 тыс. долларов, этого будет достаточно на содержание семьи. Если у меня будет 70 или 80 сомов, и этого будет достаточно. Я живу подобно кыргызам. У нас каждый месяц бюджет семьи разный.

3 - Но у Вас же в Америке совсем другой уровень жизни был.

- По характеру я больше похож на кыргызов, нежели чем на американцев. Но я планирую так, как это делают на Западе.

- А кто у вас хозяин в семье?

- Женщины сами по себе особенные. Ну да, я считаю себя хозяином в доме, но все равно … В общем, вы сами все прекрасно знаете (смеется). А у Вас есть муж?

- Да.

- Он глава семьи?

- Без всяких сомнений.

- Задайте этот же вопрос моей жене, и она ответит, что Рыспек — глава семьи. Но у вас же есть другие способы управлять.

- А Вы какие-нибудь кыргызские духовные обряды выполняете? Как Вы молитесь?

- Я не молюсь по всем канонам. Но я часто рано утром просыпаюсь, в особенности летом, выхожу на восточную сторону и жду благословения от солнца. Иногда я быстро завершаю молитву, иногда, как мусульмане, молюсь основательно. Я считаю, что земля Кыргызстана – это дача бога. Если я буду молиться другому богу, моя совесть будет судить меня.

Я даже религиозные книги всегда читаю в горах или на берегу в одиночестве. Для меня Кыргызстан стал моей мечетью. Я написал книгу «Боз уй» и посвятил стихи вашей стране:

«Солто элдин тогу
 
Саяк элдин шогу
 
Сарыбагыш менен бугу элден жогу деп айтышат
 
Кыргыз айткандай эле мен элдин шогу болуп калдым»

же

Кыргыз айткандай эле мен элдин шогу болуп калдым»

- Вы подписываетесь как «Автор – Рысбек из Калифорнии»

- Да, все книги подписаны именно так. Книг пока что 7.

- У Вас нет желания пожить в другой стране?

- Нет. Кыргызстан – это дом моего сердца.

- А что Вы делали в дни революции?

- В 2005 году я был рад и благодарен тому, что никто не погиб. А в 2010 году, честно говоря, я плакал. Но с другой стороны, я был рад тому, что Бакиев сбежал. Я даже поблагодарил Тенир за эту революцию, так как Бакиев сделал много неправильного. Я во время обеих революций был здесь. Знаете, Манас некий антипод Бакиеву: Манас в свое время убил 86 плохих человек, чтобы прокормить людей, а Бакиев убил 86 молодых жизней, чтобы прокормить себя.

- У Вас не было желания пойти на площадь?

Честно говоря, было, но трое моих «окул бала» не дали мне пойти туда. Мне очень хотелось, но в итоге «окул балдар» сами пошли туда. Это был действительно исторический день. Я остался дома. Это не в центре, но все было слышно, и это было ужасно. Насколько я знаю, погибли около 100 человек, но мне кажется, эта цифра больше, так как было очень много выстрелов. Так много молодых и сильных духом жизней унесло. Когда прохожу мимо Белого дома, в голове всегда звучит кошок.

- Вы интересуетесь политикой в Кыргызстане?

- Нет, не особо. Я устал от этого. Я думаю, что кыргызы должны встать на свой путь. Вы должны сами собой управлять. Другие пытаются тянуть вас в свои ряды. Иногда вы слушаетесь их. Но вам не нужен ни Запад, ни Восток. Кыргызам все дано и так. Вы должны со всеми дружить, общаться и быть хорошими соседями. Но вы – кыргызы и вы должны найти свой путь. И ваш путь удивителен. Вы дадите благословение людям на Земле и принесете что-то хорошее.

- На себе никогда не ощущали кыргызского национализма?

- Ну, ощущал, конечно. У кыргызов очень много хороших качеств, но есть другая сторона – пьяные люди и люди, которые совсем сбились со своего пути. Они ко мне придирались.

- Что они Вам говорили?

- Ну, например, у американцев здесь есть база, и ко мне предъявляли претензии по этому поводу. Некоторые люди говорят, что у меня есть своя некая заинтересованность в этой стране. Но я не осуждаю этих людей, у них же ведь есть тоже свои причины говорить так. У них, наверное, есть свои проблемы.

- Ну, а просто на улице на вас не «наезжали»?

- На улице нет. Но некоторые люди читали мои книги, они подходят ко мне и благодарят за них. Другие, как вы говорите, « наезжают» и говорят, мол, зачем приехали, зачем говоришь о священных писаниях, в общем, разное мне говорят. Но это мой Бишкек. Мой Кыргызстан.

- Вы прекрасно говорите по-кыргызски, где вы выучили наш язык?

- Я учил кыргызский и в Бишкеке, и в селах. Сначала нанимал репетитора, в селах ходил без переводчика. Честно говоря, я немного ленивый, так как мог бы и лучше учиться языку. Кыргызам легко даются языки, но я не такой. Я знаю только 2 языка – кыргызский и английский.

2 - Ваши книги вы писали на кыргызском?

- Сначала я писал книги на английском, потом их переводили. Но сейчас я уже пишу некоторые произведения.

- А кто переводил?

Друзья.

- За сколько лет Вы выучили кыргызский язык?

- Первый год я усиленно учил язык, на второй год немного учил. Потом у меня были другие дела, работа, люди меня начали звать в разные места. Я перестал усиленно заниматься. Честно говоря, я жалею об этом, мог бы еще лучше знать кыргызский язык.

- Вы получше многих кыргызов говорите. А ваша жена владеет кыргызским языком?

- Так как она находилась на Алтае, она немного понимает алтайский язык. Но ее рабочим языком был русский. По-кыргызски она немного понимает, но не говорит.

- А вы не говорите на русском?

- Нет. Немного понимаю.

- А дома на каком языке вы общаетесь?

- С женой на английском

- А с детьми?

- В основном на английском, но если у сына спросить «кандайсын?», то он отвечает «жакшы». И при этом очень радуется тому, что сказал.

- Когда гостей приглашаете бешбармак готовите?

- Моя жена сама не умеет готовить бешбармак, но делает это с моими кыргызскими сестрами. Мой кыргызский отец жил в селе, у него 12 детей. Я стал его 13-м ребенком по счету, а по возрасту 5-м. Когда он был жив, мы часто готовили это блюдо. А сейчас я уже стал более городским, когда к нам приходят гости, мы готовим манты, а не бешбармак. Но у меня еще есть кыргызские братья и сестры, которые нас приглашают в гости. Когда у моего сына было тушоо кесуу (разрезание пут), мы готовили бешбармак.

Зато моя жена помогла многим женщинам и детям. И за это я ее очень сильно уважаю. И есть еще такой момент: очень тяжело, как Вы сами знаете, совмещать работу и семью с детьми. Если бы работа жены не была такой полезной, я бы не дал согласия на то, чтобы она работала. Но я очень уважаю ее труд. Она подобно кыргызским женщинам очень трудолюбива.

- К Америке у вас какие чувства сейчас?

Это большой вопрос. Я с одной стороны… в моем внутреннем мире есть некое противоречие: старой Америки уже нет, сейчас она уже другая. Представьте себе, что Вы уехали из Кыргызстана в 1994 году, и по возвращении Вы осознаете, что это уже совсем другая страна. Я не знаю, что из себя представляет Америка сейчас. И в плане политики я не согласен с некоторыми вещами: я даже не знаю и не понимаю, чем тут занимается наш посол.

- А вы, извините, какую религию исповедуете?

- Когда я был маленький, мои родители водили меня в церковь. В возрасте 6-7 лет я стал замечать двуличие этих церквей. И сказал своим родителям, что не буду больше ходить в церкви. И отказался от религии вовсе. Но святость бога я все равно почувствовал. Когда мне было 16 лет, один человек мне подарил книги со священными писаниями – на западе эта книга называется Библия, на востоке – Инжил, Тора. Раньше кыргызы называли ее «Чаар-китеп». И об этом я написал в своей книге «Манас жоголгон табылды».

- А сейчас Вы кем себя считаете?

- Я близок к тенгрианству. Религии мусульман и евреев говорят, чтоподобны «Жигулям» - они старые, христианство напоминает «Форд». Ислам считается «Мерседесом». Но еще до «Жигули» были наездники на лошади - это тенгрианство. Если вдруг закончится бензин, то перестанут ездить и «Жигули», и «Форд», и даже «Мерседес». А наездник на лошади, если будет терпеливым и не собьется с предназначенного пути, он предложит людям на этих остановившихся авто свою помощь, если те согласятся.

У евреев есть святой Моисей, у христиан святой Павел, который был основателем христианства как религии. В мусульманстве есть пророк Мухаммед. Павел, Моисей, но до них был Абраам, Исаак, Яков, Иосиф - Жусуп. У Якова (Жакыпа) был сын Манассий. Так было написано в Торе. Русские называют его Манассий, англичане – Маннассы, на тюркско-атлайском языке будет Манас.

- Вы занимаетесь вопросами сравнения Манаса с другими религиями мира?

- Сначала я не исследовал это целенаправленно, но много читал и изучал. И я заметил, насколько древние пророки схожи с персонажами в эпосе «Манас». Я изучил огромное количество источников, они указаны в моих книгах о кыргызской духовности. И после этого начал писать.

Вы меня лучше поймете, прочитав мои книги. В одной из книг я привожу схожесть всех священных писаний, в другой показываю свое согласие и несогласие. Я не за ислам, но и не против него. И тоже самое с христианством. И эти вещи я описываю в своих книгах. Бесспорно, что в этом мире есть только один Бог. Например, для кого-то я являюсь сыном, для кого-то отцом, для кого-то мужем, для кого-то другом и так далее. И все они меня знают с разной стороны. И точно также каждая нация понимает бога со своей, свойственной только ей, стороны.

- Кто финансировал издание ваших книг?

Книги я выпускал за свой счет. Это «Ак калпак», «Боз уй», эпос «Манас», «Ала-Тоо», «Кыргызские традиции». Это все соответствует трудам древних мыслителей. Например, пророки Ибрагим, Давид, Муса, Сулейман были самыми просвещенными и популярными людьми своего времени. И их писания соответствуют кыргызским писаниям. Один из них – Жакып уулу Манассий. Отец кыргызов – Жакып уулу Манас. Род Жакып уулу Манассий исчез на территории Персии или Самарканда согласно истории. Но в этих местах в Самарканде, Андижане и Таласе и начинается кыргызскийэпос согласно варианту Жусупа Мамая.

5 - Ваши книги претендуют на научные работы или это вольные произведения?

- По-разному. (Перебирает книги). Вот это наука, это сочинения, это киносценарий, а эта духовная книга. У меня есть свой сайт www. scribd.com risbek

Если кыргызы будут подражать арабским или западным народам, вы уйдете со своего пути. У каждого народа свой путь. Вам нужно читать книги древних мыслителей. Прочесть ЧААР китепкыргызов. У каждого пророка есть книга и писания. Археологи на территории Средней Азии находят обрывки этих книг, в частности, на территории Китая – в Кашгарии, в Хотане. Например, были найдены книги святого Марка, Сулеймана. По-моему, еще была найдена книга пророка Мусы. Я считаю, что книги пророков собраны здесь. Честно говоря, я здесь кое-что обнаружил - я понял духовный путь кыргызов. И по этой причине меня даже преследуют.

- А что именно Вы нашли?

- Древнюю веру кыргызов.

- И какая это вера?

- Тенир.

- Дастан Сарыгулов называет себя тенгрианцем и никто его за это не преследует.

- Современное тенгрианство не совсем на правильном пути. Оно исповедуется как философия или подобие религии, но у него сейчас нет силы. Если кыргызы встанут полностью на этот путь, то у них появится сила. Когда я об этом говорю, некоторые кыргызы начинают злиться.

- Вам напрямую как-то угрожали? Или это просто Ваши подозрения?

- Бывало, что и угрожали. Христианские миссионеры меня тоже не любят. Называют лживым проповедником. Молдо, которые учились в других странах и получают деньги от людей, тоже выступают против меня. Нарынские молдо в одно время выступили против меня. Меня тогда мой кыргызский отец защитил и выгнал их. И все эти нападки по причине того, что я призываю кыргызов вернуться к своему источнику. Но я уверен — кыргызы обретут силу через Тенир. Это и есть главная тайна — найти свой собственный источник духовной силы.

Венера Джаманкулова, Чолпон Аркабаева, специально для AКИpress

Обсуждения закрыты
Нет аватара
Engels
10:38, 17 июня 2016
С Рысбеком конечно можно подискутирвать на тему тенгрианства, но в целом, этот человек достоин уважения!
Нет аватара
stinbeas
15:39, 27 июля 2015
Well done.Keep going